схема проезда

Каталог товаров
Стойки, банковская мебель
Офисная мебель
Мебель из массива
Мягкая мебель
Шторы


Разработка дизайна интерьера - фотогалерея
Ремонт мебели и реставрация
Пошив штор, покрывал, скатертей
Отправить заявку


Контакты
 



info@mego-design.ru

схема проезда





Главная » Новости » Рококо

Рококо

Архитектура окончательно потеряла все признаки монументальности и тектоничности: уже не существовало деления на несущее и несомое. Стены и потолки были превращены в декоративные плоскости, расчлененные различными филенками с обрамленьями. Орнаментальные формы асимметричны и неизменно криволинейны; не подчиняясь никаким правилам, они покрывали почти сплошь поверхности стен и потолков. Сами стены, обшитые деревом, выкрашивались в изысканнейшие светло-голубые, светло-зеленые, розовые и белые тона, оттеняемые позолоченной орнаментикой, и увешивались большим количеством зеркал в пышных рамах.

Рокайльный орнамент включал в себя и растительные мотивы, и очень обобщенно, почти произвольно варьирующийся мотив фантастической раковины, представляющей собой как бы пульсирующий поток завитков, стеблей, листьев.

Светская жизнь этой эпохи большей частью протекала в небольших уютных комнатах, обставленных не только стационарной мебелью вдоль стен, но и большим количеством легко передвигаемых предметов — небольших столов, кресел, легких банкеток. Все они, обитые одной тканью, вместе с диванами образовывали гарнитуры, связанные композиционно и общностью форм. В убранстве помещений важную роль стали играть вазы и скульптура на специальных подставках и столиках, а также напольные часы. В дамских будуарах все пространство заставлялось малогабаритными предметами: маленькими письменными столами, этажерками, горками для фарфора, картоньерками и т. д., приспособленными для самых различных индивидуальных потребностей.

Следует сказать, что если в пору Людовика XIV следование моде было уделом избранных, то во времена Людовика XV оно вышло далеко за круг аристократии. Производство рокайльной мебели достигло громадного размаха. Только парижская гильдия чернодеревцев насчитывала 1200 мастеров. В большинстве своем это были только исполнители. За немногими исключениями (Булль, Крессан, Мартен и некоторые другие), они выполняли изделия по рисункам авторов интерьеров или художников, издававших большие альбомы рисунков мебели. Особенно большой популярностью пользовались альбомы Жана Ауреля Мейссонье (1693-1750), Жюля Мари Оппенора (1672-1742), Николя Пино (1684-1754) и некоторых других художников, которых можно с полным основанием назвать родоначальниками стиля.

Известна и целая плеяда блестящих мастеров-мебельщиков того времени: Шарль Крессан (1685-1768), получивший известность еще во времена регентства, братья Мартен, бронзолитейщики Жан Каффиери (1678-1755) и его сын Филипп (1714-1777) и многие другие.

Во времена Людовика XV отпечаток изнеженности и некоторой фривольности рококо лежал на всем интерьере помещения. Шпалеры по рисункам Удри Берена, Буше и других художников, вырабатывавшиеся на мануфактурах Гобеленов в Париже и в Бове, варьировали сюжеты на пасторальные темы и китайские пейзажи. Изысканные серебряные и бронзовые изделия — жирандоли, торшеры, канделябры, напольные часы вносили праздничность в ансамбль интерьера. \"Канделябр

В период рококо из интерьеров исчезли все громоздкие предметы, которые могли загородить изысканно оформленные стены. Угловые шкафы сохранились только потому, что зрительно включались в систему стенных панно. Вообще, тяга ко всему легкому, ажурному, подвижному привела к уменьшению габаритов мебели, если это не шло в ущерб удобству пользования ею.

\"КомодИзлюбленным элементом интерьера в период рококо были комоды (первое упоминание о них относится к 1708 г.). Слово «комод» происходит от французского commode — «удобный». Комоды рококо, как правило, имели два ящика. Своей объемной формой они напоминали древнекитайские сосуды. Отделка поверхности способом маркетри достигла здесь подлинного совершенства. Эта техника, кстати говоря, очень технологична для всякого рода криволинейных форм: фанеровку приходилось бы набирать из отдельных кусочков.

Количество применявшихся пород дерева с течением времени все более и более увеличивалось. Применялось около ста пород дерева — от простой липы до красного дерева, вошедшего в моду во второй четверти XVIII в. Разнообразные сочетания этих пород создавали богатую, полную неожиданных контрастов цветовую палитру. В конце периода в технике маркетри изображались натуралистически трактованные букеты, корзины с цветами и даже целые жанровые картины (позднее дерево было вытеснено бронзовым литьем). Искусством орнаментации из бронзы прославились Жан и Филипп Каффиери. Раскованность, смелость их рисунков и композиций удивительны.

В связи с сильным увлечением искусством Востока, в период рококо широкое распространение получила лаковая роспись. Подражательной была не только сама техника, но и тематика изображений: на комодах и ширмах можно было увидеть пейзажи в духе китайских картин — с фигурками людей, храмами, мостиками. Нельзя не упомянуть братьев Мартен, мастеров-мебельщиков, в совершенстве освоивших технику лаковой живописи.

\"МебельДругим излюбленным предметом эпохи был письменный стол. Вариантов столов вообще множество. Для удобства пользования и комфорта их оснащали открытыми ящиками, разделенными вертикальными перегородками, книжными полками, на них ставили часы. Их схема напоминала аналогичные столы периода регентства. Но орнаментика была разбросана по поверхности щедрее, скомпонована свободнее, несравненно сложнее и прихотливее.

Появилась и первая комбинированная мебель: секретер, который объединил комод, письменный стол и кабинет. Во время рококо широко распространился обычай обмениваться сентиментальными письмами, писать мемуары. Эти бумаги и лежали в многочисленных ящичках секретеров, некоторые были потайными. Однако в обиход входит и более рациональный письменный стол. Мебель рококо строилась на полном отказе от принципа архитектоничности. Волнистые поверхности изделий корпусной мебели облицовывались с применением мозаичных наборов. Для большей нарядности они украшались узорчатой рамкой либо оформлялись нарядным орнаментом маркетри. Резьба по дереву занимала скромное место. Ее замещали бронзовые накладки, особенно при изготовлении комодов — вместо облицовывания вся поверхность предметов обрабатывалась цветными лаками и тоже декорировалась бронзовыми накладками либо золоченой резьбой. Типичны для рококо консольные столики самых неожиданных форм, часто скульптурные. Дополнительная опора (у стены) состояла из вогнутых позолоченных тяг, образующих боковые царги. Передняя царга была выполнена в виде картуша. Стол опирался на фигурные козлиные ножки. Энергично была очерчена плита мрамора. В этой конструкции ярко выражалось отношение к тектонике: игнорирование массы и веса, приходящихся на несущие элементы.

Тенденция к уменьшению размеров и веса предметов мебели ярко выразилась в формах стульев и кресел. Спинка стала ниже. Несколько сжатая с боков, она сохранила, однако, орнаментальное завершение. \"МебельИзящные изогнутые ножки плавно переходили в арбалетообразное основание. В очертаниях кресла уже не осталось ни одной вертикали или горизонтали. Вместе с тем мастера добились высокой степени удобства сидения: сиденье и спинка, обитые тканью, были скульптурно моделированы и как бы облегали тело сидящего.

В Германии стиль рококо начал складываться в 1730 г. Особенно значимым центром рококо был двор прусского короля Фридриха II. Ведущим мебельным мастером в то время являлся Гопленхаупт, который внес в искусство орнаментики рококо много новых элементов, заимствованных из природы. Среди мебельщиков, работавших для потсдамских дворцов (1750-1760 гг.), были такие известные мастера, как Мельхиор, Камбли и Шпиндлер. Около 1760-1770 гг. капризные, беспокойные, доведенные до крайнего перенасыщения формы начали постепенно «успокаиваться» в творчески переработанном виде и очищаться от излишеств дворцового характера. Так, меньше чем во французской мебели применялась бронза. С ее использованием выполнялись лишь детали лицевой фурнитуры. Широкое распространение получили буфеты, по конструкции напоминающие шкафы-бюро. Одна из разновидностей рококо сложилась в австрийских провинциях, особенно при венском дворе в период правления императрицы Марии Терезии. Формы предметов широкие, выразительные, по-домашнему уютные. Они имели мало общего с аристократической мебелью, а свойственный им умеренный, бюргерский характер явился следующим шагом на пути к мебельным формам, свободным от влияния архитектуры и в полной мере отвечающим своему назначению. Однако формы австрийской мебели были еще перегружены элементами различных стилей.

В Англии мебель стиля рококо неразрывно связана с именем выдающегося мебельного мастера Томаса Чиппендейла (1718-1779) — мастера-практика, резчика по дереву, автора многочисленных проектов мебели. Стиль Чиппендейла представляет собой своеобразное сочетание французского рококо с формальными элементами английской мебели первой трети XVIII в., с готическими и восточноазиатскими (китайскими) мотивами. В 1754 г. Томас Чиппендейл издал альбом образцов своей мебели под названием «The Gentleman and Cabinet-Maker\'s Director», оказавший большое влияние на мебельное искусство не только в Англии, но и во всей Европе. Особое место в творчестве Чиппендейла занимали бесконечно варьируемые формы мебели для сидения. Начиная с 1720 г., по мере увеличения ввоза в страну красного дерева, производство английской художественной мебели полностью переключилось на него, поэтому стилевые этапы позднего барокко и рококо иногда именуют как «период махагони». Буржуазный характер английского рококо более выражен. Английские мастера, переживая этап буржуазной революции, работали более самостоятельно и удовлетворяли в первую очередь запросы буржуазии.

Спад рококо начался с 50-х гг. во Франции, но в других странах Европы, особенно в Германии, стиль этот продолжал господствовать еще долгое время. И наконец, временное забвение принципов классицизма сменилось их полным торжеством. Как было отмечено вышедшим в 1812 г. «Собранием образцов убранства интерьера» Персье и Фонтена, напрасно думать, что можно создать что-либо лучшее, чем формы, завещанные нам древними.